Пастор-миллионер Сергей Терехов о судьбе, вере, личной жизни и отношении к деньгам

Я протестант и не считаю, что верующий человек обязательно должен быть бедным...

1862

В стереотипном представлении неверующих людей верующий человек — сирый, убогий и бедный. Уверен, что многие из них, услышав словосочетание «бизнесмен-пастор», испытают когнитивный диссонанс. Череповчанин Сергей Терехов — долларовый мультимиллионер, успешный бизнесмен, известный не только в России, но и за рубежом.

Годовой оборот его фирм — несколько миллиардов рублей. А еще он — пастор протестантской церкви и верующий человек. В этом году он был награжден премией «Открытое сердце» за создание приюта для бездомных людей. Сергей признался, что его мечта – отремонтировать хирургическое отделение областной больницы №2.

— Сергей, как ты начал заниматься бизнесом?

— Первая попытка была в 12 лет. Я рос в хорошей, но небогатой семье. Стал заниматься баскетболом, учился в спортивном классе. Ездил на турниры по разным городам. А в то время был дефицит товаров. Я стал покупать жвачку и перепродавать ее в школе, знакомым, друзьям. Меня даже преследовала милиция, так как это была спекуляция. Благо я был школьник, и меня, естественно, не посадили. Выручки мне хватало на то, чтобы купить себе, например, модную одежду и иметь карманные деньги, не напрягая этим родителей. В принципе, я ради этого и занимался «бизнесом». С возрастом все стало серьезнее, и в 20 лет я открыл свой магазин в пединституте, где в то время учился на педагога-психолога дошкольного образования. В институт я пошел по двум причинам: чтоб в армию не ходить и маме угодить.

Через некоторое время я открыл парикмахерскую, потом обувной магазин. Затем я работал в компании «Швепс». И как-то в разговоре с одним из своих родственников я узнал, что в колонии, где он сидел, осталось 80 километров рельсов. Причем колония была заброшенная, и вместе с рельсами там бросили вагоны, тепловозы и прочие железяки. И я подумал: «Вау! Это ж металлолом. Он же наверняка кому-то нужен». И стал мечтать о том, чтобы собрать туда экспедицию, взять металлолом и продать его. Я стал рассказывать об этом своим друзьям, и один из них познакомил меня со своим питерским знакомым, который занимался покупкой металлолома. Мое предложение его заинтересовало, и он попросил привезти ему рельсы. Я говорю: «У меня денег нет, чтобы их купить у владельца». Он спрашивает: «Сколько тебе надо?» — «2 400 долларов». Он достает из кармана деньги и дает мне нужную сумму просто так. В то время, в 90-е годы, за пять тысяч долларов можно было купить однокомнатную квартиру. Я спрашиваю: «Как расписку написать?» — «Ничего не надо, вези рельсы». На эти деньги я купил свой первый вагон металлолома и перепродал его, заработав $1200. Причем до этого со всех своих прежних бизнесов я имел максимум 800 долларов в месяц.

Я последовал совету одного мудрого американского бизнесмена, учившего меня в библейской школе: «Занимайся одним делом. И со временем ты непременно добьешься в нем успеха». И тогда я бросил все остальные свои «бизнесы» и стал заниматься металлоломом. Мне было 23 года.

В то время не было никаких ИП, не было даже НДС. Везде ходили только наличные деньги. О налогах даже понятия не имели. Я продавал вагон рельсов за наличные доллары, ехал менять деньги в обменник и снова покупал рельсы. Я увидел, что на этом можно хорошо зарабатывать. Во-первых, рельсов много. Во-вторых, они не портятся, как тот же лимонад. Поэтому с ними нет суеты: развозить их по магазинам, а потом ходить и упрашивать, чтобы отдали деньги, не надо.

Сейчас у меня девять производственных площадок в разных городах. Есть даже на Таймыре и в Норильске. У меня работают 270 человек. Мы покупаем, перерабатываем металлолом и поставляем на крупнейшие металлургические заводы продукт, который можно сразу загружать в печь.

«Серега! Как я рада, что ты спасся!»

— Как ты уверовал в Бога?

— В 15 лет я окрестился в православной церкви. Это было еще в 88-м году, при Советском Союзе. Мы сознательно вдвоем с другом пришли в церковь на Соборной горке и попросили окрестить нас. Почему? Тогда не было еще моды на религию. Бывая в разных городах, куда мы ездили на соревнования, я видел много храмов и все время думал: почему их так много? Ведь люди, жившие до нас и построившие эти храмы, зачем-то это делали? Я стал задумываться. Дома после игр я любил гулять на Соборной горке и даже обращался куда-то в небо: «Бог, если ты есть, прояви себя». Но примерно в это же время я начал курить, пьянствовать. Это не было связано с крещением, просто шло параллельно. 

А в 18 лет мне подарили Евангелие. Когда я открыл его текст, прочитал: «Бог есть любовь». А до этого я много думал, что из себя представляет любовь. Почему, например, происходит так: ты влюбляешься в девушку, а она безразлична к тебе. Или наоборот: девушка влюбляется в тебя, а ты не можешь ответить взаимностью. И фраза «Бог есть любовь» запала мне в ум.

Прошло совсем немного времени, и Бог показал мне Себя. Я шел домой очень пьяный из ресторана «Вечерний», и вдруг в голову приходит мысль: «А вот если я прямо сейчас умру, куда я попаду?» Со мной никогда такого не было! И тут на остановке «Стадион» на меня нападают трое с ножом: «Давай деньги!» А я смотрю на них и спрашиваю: «Вот если я сегодня умру, куда я пойду?» Они: «Да он сумасшедший!» И отступились. А я пошел дальше. И тут на меня что-то нашло — я стал плакать. Я сожалел о сделанных грехах. Я чувствовал, что я как-то не так живу, куда-то не туда иду. Я ревел и ревел. И думал: «Ничего себе я напился». Конечно, вино здесь присутствовало. Но это было Божье прикосновение, и я закричал: «Бог, если ты есть, приди и спаси меня!»

И через какое-то время я ехал и увидел афишу фильма «Иисус» по Евангелию от Луки. Посмотрев фильм, я понял, что главная фигура христианства — это не Дева Мария, не Иоанн Креститель, не Николай Чудотворец, не кто-либо еще, а именно Иисус. А выходившие после фильма люди рассказали мне, как вера во Христа изменила их. Слушая их, я думал: «А зачем мне меняться, я ведь хороший человек. Подумаешь, иногда пью, покуриваю, матом поругиваюсь. Но ведь так все живут». Я даже не мог понять, что им от меня надо: я крещеный, в церковь хожу, свечку ставлю. Что не так? И тут одна девушка вышла и говорит: «А вы знаете, что Иисус умер за вас, взяв на себя ваши грехи — все раз и навсегда, а затем на третий день воскрес? Если вы верите в это, то будете спасены. Кто хочет в простой молитве сказать это Богу?» Я сказал: «Я!»

Мы прочитали молитву, и… ничего не произошло. Не сверкнула молния, не появилось у меня каких-то сверхспособностей. Но сразу же после молитвы покаяния подошла ко мне знакомая девушка и говорит: «Серега! Как я рада, что ты спасся!» Я говорю: «Пойдем тогда покурим». А она: «Я уже не курю, я христианка, Бог освободил меня». А я до этого месяц как пытался бросить курить, но не получалось. Спрашиваю: «Как у тебя это получилось? Я ведь тоже у Бога просил, чтоб он помог мне бросить». Она: «Ты не так просил. Смотри, как написано в Библии. Иисус говорит: все, что ни попросите у Отца во Имя Мое, получите. Доныне вы ничего не просили во Имя Мое». И вот через день после покаяния я подхожу к окну и говорю: «Отец мой небесный, во Имя Иисуса Христа, освободи меня от курева. Аминь». И пошел куда-то по своим делам. Вечером пришел домой, ложусь спать, и вдруг меня осеняет: я же весь день не курил! И мне не хочется! Получилось! И я сказал: «Бог, ты что, на самом деле есть?!» Это было первое чудо в моей жизни. Потом Бог освободил меня от алкоголя и от мата. Я стал читать Евангелие и понимать его. И самое главное — после своего покаяния 24 августа 1992 года я осознал, что я прощен Богом, что я принят Им. Что если, например, я сегодня умру, то пойду на небо. 100 процентов!

«Отец небесный! Я прощаю этого человека!»

— Девяностые годы, когда ты начинал заниматься бизнесом, — это лихое время. Наезды, крыши… 

— И Бог защищал меня. Было много случаев, когда бандиты на меня наезжали. Например, когда я продавал свое кафе, которое располагалось в бывшей бане на Комарова. Хотели получить с меня откат, угрожали убить. Я им говорю: «Я не буду вам платить, я верующий». И Бог меня защитил. Сделал так, что со временем они просто отстали и пальцем меня не тронули.

А была такая ситуация, когда один человек обманул меня на очень большие деньги. И я просто простил его. Так как Библия учит прощать. А я квартиру потерял из-за этого человека. Мне пришлось продать ее за долги. С этим человеком у меня была договоренность, что он покупает машину лимонада. Я взял деньги под большие проценты, купил машину напитка, отвез ему в его город и сдал товар на его ИП. В итоге он продал товар, деньги получил, а со мной не рассчитался. А я брал эти деньги под залог квартиры.

Этот человек не выходил на связь, не отвечал на мои звонки. Я был очень зол на него! Готов был просто убить его! От досады я даже отошел от Бога, стал пьянствовать. Было какое-то разочарование. Но через полгода я снова каюсь и устраиваюсь работать в компанию, тоже занимающуюся металлоломом. И через какое-то время приходит ко мне видение: я стою, уцепившись в банку, в которой лежит долг того человека, а на меня сверху сыплются блага: деньги, машины, дома, путешествия… И голос: «Брось банку, получишь все это!»Я понял, что мне надо простить. Я встал на колени, сказал: «Отец небесный! Я прощаю этого человека!» И через полчаса после этого — звонок. Звонит этот человек и говорит: «Привет, Серега! Я ж тебе деньги должен. Я слышал, ты металлоломом занимаешься. Я нашел тебе море металла, приезжай!» Я говорю: «Ты мне ничего не должен». Он аж оторопел: «Как так?» Я говорю: «Приеду, объясню». Я приехал к нему, лично сказал, что простил его. А этот человек познакомил меня с оборонным заводом, с которого я потом двадцать лет брал металлолом! И за эти годы я заработал в миллион раз больше, чем был должен этот человек. 

И теперь думаю: Господи, спасибо тебе, что он меня обманул. Во-первых, я научился прощать. Во-вторых, я познакомился со стратегическим партнером.

В 2000 году я открыл свою компанию «Черметгрупп». Купил производственную площадку за 500 тысяч рублей. Постепенно занялись экспортом — стали продавать металлолом в Финляндию, Германию. Через пару лет открылся «Нордстил», который существует по нынешнее время. Сейчас мой годовой оборот примерно 2,5 миллиарда рублей. Есть производственные площадки на Таймыре, в Орле, в других городах.

«Эй, пацан, тащи скорее»

— Как воспринимают тебя в бизнес-сообществе? Власти? 

— Те, у кого есть смысл со мной общаться, общаются. Если нет ко мне интереса, значит, нет. Скорее всего, большинство считают меня богатым человеком. Да, я живу в собственном доме. Но он вполне обычный. Триста «квадратов». Всего пять комнат для нас с женой и троих детей.

— Чем занимается твоя жена? 

— Детьми. А на общественных началах ведет телефон доверия, где оказывает психологическую помощь людям, попавшим в трудную ситуацию.

— Известно, что ты сам много занимаешься благотворительностью.

— Да. У меня был частный детский дом. Я полностью содержал его более 15 лет. С 22 лет у меня была мечта построить собственный детский дом. И вот в 27 лет, в 1998-м, за 5 тысяч долларов я купил по случаю недостроенный дом в Ирдоматке. Через короткое время после этого на меня падает сделка, на которой я зарабатываю 60 тысяч долларов. Никогда до этого я не зарабатывал столько за раз. Я понял, что это знак от Бога вложить все эти деньги в то, чтобы достроить дом и сделать там приют для детей. В конечном итоге я вложил не 60, а 250 тысяч долларов, сделал не два этажа, а пять. В возрасте 30 лет я закончил эту стройку. Именно в тридцать я стал долларовым миллионером.

— Как это отразилось на тебе?

— Никак. Я жил в двухкомнатной квартире и ездил на «Фольксвагене-Пассате». Как-то приехал корреспондент питерского телеканала снимать сюжет про мой детский дом. Говорит: «Поехали к тебе домой, покажешь, как живешь». Заходим ко мне в квартиру, а он застыл. «Ты здесь живешь?» — спрашивает. Он думал, что я живу в огромном собственном доме…
Несколько лет мы в своей церкви кормили бездомных. Их собиралось по 150 человек. Это было что-то особенное! В тот момент я очень сильно ощутил Бога. Мы вместе с другими членами церкви сами служили этим людям, разнося еду. И когда тебе бомж кричит: «Эй, пацан, тащи скорее», то ты понимаешь, что Бог — это любовь. 

Затем жена, которая также помогала мне кормить бездомных, как-то говорит мне: «Послушай, у тебя же зарплата большая, сними для этих людей жилье». Сначала я снял квартиру, а потом переделал под жилье свою базу в Солманском. Построил там душевые, столовую, переоборудовал помещения в комнаты для жилья. Потом построил еще два здания, и получился приют, который действует до сих пор, в нем сейчас живут 80 человек. Раньше на его содержание уходило 200—300 тысяч в месяц.

«В кармане у меня три тысячи»

— Как ты стал пастором?

— Так сложилось, что в 27 лет я стал ездить на евангелистское служение в колонию строгого режима в Шексне. Преподавал там Библию много лет. И старший пастор церкви «Благая весть» предложил мне открыть филиал церкви на проспекте Луначарского и стать там пастором. Это было одиннадцать лет назад. Многие спрашивают, получаю ли я за это зарплату. Конечно, нет. Это моя общественная работа, мое служение.

— У тебя три сына. Кем ты их видишь? Они верующие?

— Моим сыновьям 9, 15 и 18 лет. Двое в школе учатся, старший — на первом курсе ЧГУ.
Это хорошие, заботливые парни. Я думаю, что кто-то продолжит мое дело, а может, и все трое. Средний сын, мне кажется, вообще министром будет. Он особенный. Мыслит интересно, нетривиально. В него люди просто влюбляются.

— Сколько длится твой рабочий день?

— Утром я еду на молитву. Почти каждый день с 7.00 до 8.30 я молюсь в церкви на Луначарского. Затем я иду в лес гулять. Там я размышляю, дышу воздухом, прохожу около 10 км пешком. Потом еду домой, завтракаю и отправляюсь на работу. Провожу какие-то совещания, встречи, ничего особенного. Обедаю в офисе. Вечером еду домой. В субботу — молитва, лес, баня. Затем с семьей идем куда-нибудь отдыхать: в кафе, кино, аквапарк. В воскресенье ко всему прибавляется еще проповедь в церкви. Периодически я езжу по миру. Можно сказать, очень часто. У меня был рекорд — семь стран за месяц. Это было связано и с церковью, и с отдыхом.

— Сейчас часто путешествуешь?

— С семьей — два-три раза в год. Из дальних стран очень нравится Вьетнам.

— Сколько денег у тебя обычно находится в кармане?

— Сейчас три тысячи, но чаще всего ноль. Так как не ношу наличных, пользуюсь кредиткой, на которой 40—50 тысяч.

— Ощущаешь ли ты к себе особенное отношение как к верующему, занимающемуся бизнесом? 

— Нет. Я протестант и не считаю, что верующий человек обязательно должен быть бедным. Посмотрите на страны, где большинство жителей — протестанты: США, Канаду, Швецию. Посмотрите, как живут там люди. Это самые богатые страны, самые комфортные для жизни. Это если брать мирской взгляд. По Библии же Иисус обнищал ради нас, чтобы мы обогатились. Библия говорит, что корень зла — это любовь к деньгам. Но не деньги! На деньги можно сделать много добра. У меня есть мечта открыть столовую для бедных, отремонтировать хирургическое отделение областной больницы № 2. Это стоит 13 млн рублей. Пока у меня нет таких свободных денег. Но когда они будут, я не побегу покупать новую машину, а отремонтирую хирургию.

Я очень люблю Островского и вычитал у него одну фразу, произнесенную купцом: «У меня деньги дельные, и я на деньги дело делаю. Часть сам проживаю, а излишки бедным отдаю». Я считаю, что эта форма — самая правильная для предпринимателя. На деньги надо дело делать. Не глупостями заниматься, не роскошествовать. Понятно, что тебе часть из них необходимо тратить на себя, тебе ж нужны и машина, и дом. Но тебе не надо пять машин и пять домов! Это неразумно!

Текст: Эдуард Абрамов | Фото: Татьяна Пименкова | Источник

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

12 − один =